«Царевна-Лебедь» - одна из самых загадочных картин Врубеля
Демон летящий, стоящий и… поверженный
Михаил Врубель: на рубеже столетий
Портрет в живописи Михаила Врубеля
«Принцесса Греза» и «Фауст»
Надежда Забела – ангел-хранитель Михаила Врубеля
В поиске собственной реальности
Иллюстрации Михаила Врубеля к поэзии Лермонтова
Михаил Врубель и Савва Мамонтов: переезд в Москву
«Демон сидящий»
Увлечения юного Врубеля
Студенческие годы Михаила Врубеля
Художник и Муза
Михаил Врубель в Киеве и Венеции
Магия гармонии Михаила Врубеля
Михаил Врубель. Эпитафия
Книга В.И. Порудоминского
Исследования творчества
Статьи в прессе
С. Воложин. Врубель или История повторяется

Поиск  |  Карта сайта       Главная > О творчестве > Магия гармонии Михаила Врубеля


 

Магия гармонии Михаила Врубеля


 

Магия гармонии Михаила Врубеля

Картины Врубеля поражают абсолютной определенностью и графической прелестью каждой линии, строгим соотнесением их между собой. Красота рисунка и легкость импровизации отличает все работы художника. У Михаила Врубеля видимая форма вызывает неуемную жажду понять ее сокровенную глубину, разделить на несколько планов, и выплеснуть на лист бумаги все нюансы очертаний и тона натуры. По меткому замечанию П.П.Чистякова, его ученик готов был «проскочить сквозь предмет», чтобы выявить его глубинную магию и гармонию. Врубель работал много и старательно. Для него не было проходных, учебных работ. Постигая суть натуры, он познавал свое собственное отношение к ней. Он даже как-то упрекнул Коровина за то, что тот срисовывает, а не рисует. Для самого Врубеля важно было не просто рисовать, а еще и так, чтобы «на листе было интересно».

Крест одиночества

Бескомпромиссный и требовательный к себе, в оценке работ других художников Михаил Врубель оставался таким же. Это делало его не слишком удобным в общении, и вело к одиночеству. Он ничего не прощал даже тем, кого безмерно уважал. Врубель не стал скрывать от Ильи Репина то, что картина «Крестный ход в Курской губернии» его разочаровала. Выдержать обиду своего довольно импульсивного наставника ему было тяжело, но Михаил справился.

Многого не принимал он и в работах передвижников. Врубель считал, что художники не должны низводить искусство до публицистики. Критика передвижников не была самоцелью, не вела к антагонизму с этим движением. Михаил Врубель искал истину и отстаивал свое видение новых ценностей в живописи. Он писал не так как все, никому не подражая. Удивительно, но ему удалось перескочить через этот, обычный для молодых художников, этап.

Новизну живописной манеры художника отметил меценат и знаток живописи П.М.Третьяков. Повторно рассматривая один из эскизов Врубеля, он вдруг сказал: «Да, я не понял раньше. Уж очень это как-то по-другому». Интересно, что истоки этого «другого» Врубель находил в классике, которую очень любил и отлично знал.

Влияние классики

Большинство живописцев в период становления и творческих поисков, сопряженных с тягостными спорами с самим собой и душевной сумятицей, обращаются за ответами на больные вопросы к классическому искусству. Михаилу Врубелю классика была понятна и близка с детских лет.

В году учебы в Академии художеств он сравнивал себя с Гамлетом и изображал себя в виде принца датского. Подобно поэту Александру Блоку, Врубель обращался к прошлому, чтобы выразить настоящее. Он старательно изучал традиционную живопись, пытаясь постичь все принципы классического рисунка. При этом ему удалось сохранить собственную пластическую манеру.

Внутренняя алхимия Врубеля

Обращение Михаила Врубеля к классике часто вызывало непонимание среди сокурсников. Это был период ломки устоев, когда все старое отвергалось с революционным пылом. Однако Врубель оставался непреклонным в вопросах отношения к ремеслу живописца. Он придавал огромное значение профессионализму и знанию основ школы изобразительного искусства. Его кумиром был Рафаэль, которого он считал примером пластического осмысления и понимания натуры. И он шел вперед, вооружившись отличным знанием классических традиций.

И, все же, юношеские работы Михаила Врубеля еще далеки от совершенства. Иногда он грешит излишним мелодраматизмом и академической салонностью. Примером могут служить его иллюстрация к «Анне Карениной» и «Моцарту и Сальери». Хотя и в них его мужающий талант уже отчетливо виден. Это был период его творчества, когда ошибки ученика соседствуют с проявлениями гениальности.


Девочка на фоне персидского ковра (Холст, масло, 1886 г.)

Врубель М.А. Дерево у забора. 1903-1904. Бумага, графитный карандаш. 24,9х35,7. ГТГ

Врубель М.А. Пряха. 1882-1883. Бумага, акварель. 20,9х13,3. ГРМ





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Врубель Михаил Александрович. Сайт художника.