«Царевна-Лебедь» - одна из самых загадочных картин Врубеля
Демон летящий, стоящий и… поверженный
Михаил Врубель: на рубеже столетий
Портрет в живописи Михаила Врубеля
«Принцесса Греза» и «Фауст»
Надежда Забела – ангел-хранитель Михаила Врубеля
В поиске собственной реальности
Иллюстрации Михаила Врубеля к поэзии Лермонтова
Михаил Врубель и Савва Мамонтов: переезд в Москву
«Демон сидящий»
Увлечения юного Врубеля
Студенческие годы Михаила Врубеля
Художник и Муза
Михаил Врубель в Киеве и Венеции
Магия гармонии Михаила Врубеля
Михаил Врубель. Эпитафия
Книга В.И. Порудоминского
Исследования творчества
Статьи в прессе
С. Воложин. Врубель или История повторяется

Поиск  |  Карта сайта       Главная > О творчестве


 

Исследования творчества


 

А.Я. Головин. Искусство Врубеля

1... У Коровина я познакомился с Врубелем. Это была эпоха, когда эстет­ствующее мещанство издевалось над «непонятными» произведениями Врубеля. Мне всегда казалось непостижимым, как люди не замечали удивительной «классичности» Врубеля. Я не знаю, каким другим словом можно выразить сущность врубелевского искусства. Многим оно казалось в ту пору каким-то растрепанным, сумбурным, дерзким. Сейчас уже не приходится «защищать» Врубеля, но я настаиваю на том, что он во всех своих произведениях был именно классичен, если понимать под «классикой» убедительность, основа­тельность, внушительность художественного произведения. Все, что бы ни сделал Врубель, было классически хорошо. Я работал с ним в абрамцевской мастерской Мамонтова. И вот смотришь, бывало, на его эскизы, на какой-нибудь кувшинчик, вазу, голову негритянки, тигра, и чувствуешь, что здесь «все на месте», что тут ничего нельзя переделать. Это и есть, как мне кажется, признак классичности. В каком-нибудь незначительном орнаменте он умел проявить «свое». С Коровиным Врубеля сближало одно время увлечение «демонами». Это была какая-то «демоническая эпоха» в творчестве обоих художников. Оба они хотели воплотить «духа изгнания». Победителем в этом состязании оказался, конечно, Врубель. Его. «Демон» гениален. Из других же его вещей я больше всего ценю «Пана» (с его удивительным, пронизывающим взглядом), «Раковину», портрет его ребенка и портрет Арцыбушева.

Повторяю: Врубель был классичнее всех художников той эпохи. Конечно, Это была особенная, специальная, «врубелевская» классика, ни на какую дру­гую не похожая. Суть этой особенности в том, что Врубель идеально выражал свою мысль; он был «идеален» по своей природе. Есть какая-то безошибоч­ность во всем, что он сделал. Я не умею иначе выразить свое мнение о твор­честве этого изумительного мастера. Как человек, Врубель был противополож­ностью молчаливому, обычно сдержанному Серову; он был приветлив, говор­лив, любил пошутить, и эти черты сближали его с Коровиным.

(Публикуется по:
Врубель М.А. Переписка. Воспоминания о художнике. -
Л.-М.: Искусство, 1963. - С. 275-276.)

Подготовлено при содействии http://dstudy.ru/

1 Отрывок из книги: А. Я. Головин. Встречи и впечатления. Письма. Воспо­минания о Головине. Л.—М., 1960, стр. 28—29. Краткая, но глубоко содер­жательная характеристика творчества Врубеля, данная крупнейшим русским художником Головиным, представляет для нас большую ценность.


Врубель М.А. Шестикрылый серафим (Азраил). 1904. Холст, масло. 131х155. ГРМ

Врубель М.А. Печной изразец с изображением василька. 1890-1900-е. Глина, формовка, рельеф, роспись глазурями трех цветов по белой эмали. 26,7х17,8. ГРМ

Шестикрылый Серафим





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Врубель Михаил Александрович. Сайт художника.